Жипопись, графика
Блиновой Юлии Константиновны, 
 Блинова Константина Валентиновича

 

Контакты  (Блинова Юлия Константиновна):

Номер телефона: 8-926-055-3618

Электронная почта:  blinova-yliya@yandex.ru

 

  В этом разделе вы найдёте всевозможный печатный материал на тему искусства.  Тексты в подразделе "Подробнее" под репродукциями:

   
 
увеличить
О КОМПОЗИЦИИ В КАРТИНЕ. И.С.Глазунов "Россия распятая"
     "До боли в глазах разглядывая знакомые и всегда новые творения, мы всё яснее ощущали принципиальное различие в понимании искусства композиции художниками старого и нового времени. Это проблема правды жизненной и правды художественной. Старая академия XVIII - XIX веков, по-моему, очень глубоко понимала проблему обучения композиции. Подобно тому как певцу ставят голос, художнику необходимо "поставить глаз", то есть изучить мир в его гармоническом единстве противоположностей, научить убедительно излагать свои художественные замыслы. Смотреть и видеть - это две разные вещи. Нас во многом учили "смотреть". Фотоаппарат тоже "смотрит" и тоже фиксирует видимый мир. Видеть мир с точки зрения правды жизненной и художественной меня, как и многих моих товарищей, учили старые мастера, говорившие с нами убедительным языком живого примера в залах Эрмитажа и Русского музея. Да и монографии нашей старой академической библиотеки были богаты репродукциями. Чувство композиции врождённо, но культуру композиции может и должна воспитывать академия - школа!
        Каждый элемент композиции, будь то поворот головы, движение руки, тень и свет, форма облака или складка одежды, должен в согласном звучании разных инструментов оркестра исполнять единую мелодию, соответствующую замыслу художника. Каждая тема требует своего композиционного строя. Василий Суриков, владевший абсолютным композиционным слухом, удивительно точно сформулировал это свойство построения композиции, когда поставленная на холсте точка может изменить многое. Каждый художник в известной мере заново создаёт свои законы композиции, учась у предшественников. Рецепты здесь неуместны. Незыблимых законов нет, кроме одного: цельность гармонического чувства взаимосвязи отдельных элементов сочетания, если хотите - пластических рифм, организующих гармонию и целостность картины. Старые мастера обладали этим чувством , умели связать воедино две, три, четыре фигуры и целую толпу, не потеряв человеческих индивидуальностей и дав каждому персонажу свою роль, смысл и значение. Каждый персонаж лишь выигрывал от соседства и противопоставления с другим персонажем. Когда мы смотрим на картины Эль Греко, Тициана, Веронезе, Креспи, Тинторетто, то уже издали, одним лишь своим композиционным строем тона и цвета они неумолимо действуют на нашу психику, как музыкальный аккорд, как звучание бессмертных симфоний Бетховина, Рахманинова или Чайковского - это вершина искусства!
       Из русских художников мне вновь хотелось бы в этой связи назвать среди многих величайших "композиторов", владевших в совершенстве тайнами создания картины, - Александра Иванова и Василия Сурикова. Иванов, решая сложнейшие композиции с виртуозной лёгкостью, равной мастерам Возрождения, наибольшее внимание уделял рисунку. А Суриков - цвету: "Есть колорит - художник, нет колорита - не художник".
       "Я на улицах всегда группировку людей наблюдал, - говорил Василий Иванович. - Приду домой и сейчас зарисую, как они комбинируются в натуре. Ведь этого никогда не выдумаешь. Случайность приучился ценить. Страшно ракурсы любил. Всегда старался дать всё в ракурсах. Они очень большую красоту композиции придают. Даже смеялись товарищи надо мной. Но рисунок у меня был не строгий - всегда подчинялся колоритным задачам".
       И всё-таки недостаточно быть рисовальщиком, колористом и владеть композицией, необходимо главное: иметь творческий замысел. Ведь картина - это разговор со зрителем, который должен понять, что хочет сказать художник, - в противном случае зритель равнодушно проходит мимо картины. Изобразительное искусство, равно как и музыка, не нуждается в переводе, как произведения великих писателей. Художник велик тем, что постигая тайны мира, создаёт свой мир. Картина - окно в этот мир. Колорит, рисунок, композиция - лишь средство донести его до зрителя. И самая страшная ошибка в искусстве (да и в жизни!), - когда средство становится целью.
        Многие критики и художники, современники Сурикова, говорили - и, вероятно, справедливо, - что у него есть погрешности в рисунке и композиции. Однако именно Суриков вписал свою страницу в историю не только русского, но и мирового искусства. Ему было что поведать людям, в его душе жил целый мир образов древней России, философских идей, связывающих эти образы в единую концепцию. Вобрав в себя неисчерпаемые богатства наследия мирового искусства от Тинторетто и Веласкеса до открытий импрессионизма, Суриков сумел всё это воплотить в своём новом слове русской живописи...Он рассказал людям о мире древней и вечной Руси, о борениях народной стихии, о таинственном взаимодействии личности и толпы, о трагедиях исторической жизни нации. Как обеднели бы мы, если б в нашем искусстве не было этого великого человека, так много сделавшего для утверждения национальных идеалов самосознания русского народа. В своих композициях Суриков создал вдохновенные поэмы о духовной красоте русского национального характера, явил миру образы незабываемой силы, они сродни образам Достоевского и Мусоргского своей истовой страстью, способностью к духовному подвигу и героическим действиям. В конце жизни Суриков под воздействием разных личных причин и веяний нового времени отошёл от своего эпического начала, но благодаря ему русская школа может гордиться своим искусством создавать картину-роман!"
      И.С.Глазунов, "Россия распятая" II том, глава III "Поиски пути", фонд Ильи Глазунова, Москва 2006.